неТЕЛЕФОННЫЙ РАЗГОВОР

 

Оксана взглянула на дисплей мобильного телефона: 12 мая 2008, 23:49. Почти полночь. Спать не хочется. Ничего, что завтра рано вставать. Чем заняться? Может, позвонить Итальянцу, как она про себя его называла за безупречное знание итальянского. Что-то он давно не звонил, не писал… Ну-ну, тоже мне любовь! Хотя, странно. Девушка опять взяла телефон, нашла его номер и нажала зеленую клавишу. Как только послышался первый протяжный гудок, она захлопнула слайдер и бросила его на плед. Если захочет и если не спит, то перезвонит. Ей уже давно нужно с ним поговорить обо всем, что происходит. Не по телефону, а так, один на один. Да, нужно увидеться и поговорить. Не по телефону…


Но все никак не получается… Конечно, сейчас она не станет говорить об этом, просто болтовня ни о чем, чтобы занять себя на полчаса.

 

Телефон завибрировал почти мгновенно. Оксана мешкала.

 

Владимир отвел усталые глаза от монитора и опять подумал о ней… Хотя, онаникогда не выходила из его мыслей. Днем и ночью, где бы он не находился и чем бы он не занимался, ееобраз всегда стоял перед глазами. Он пытался забыть ее, вычеркнуть из жизни, из сердца, но не получалось. Он уже давно не звонил и не писал Оксане. Почти неделю.

 Мой милый друг, не спеши сказать, что неделя порой пролетает так, что даже и не заметишь. Вспомни, что страдание неимоверно замедляет ход времени.

Лучше смириться и поставить точку. Если не в сердце, то хотя бы во внешней жизни. Щелчком мыши Владимир закрыл окно. Таблицы исчезли, на экране появилась еефотография. И парень в миллионный раз стал вглядываться в эти знакомые уже до боли черты. В жизни онадругая. Совсем другая… И дело, наверно, не в том, что на фотографии Оксанавсего на год младше. Может, какая-то наигранность и театрализованность? Хотя, тоже нет. Загадка… Такая же, как и сама Оксана. Пусть онаеще немного ребенок, но в еевзгляде есть нечто невообразимое. Владимир опять вспомнил ееглаза. Даже когда онашутила и смеялась, в глазах почему-то таилась глубокая печаль. Загадка…

Ночную тишину будто стальным лезвием разрезал звук мобильного телефона. Но он тут же оборвался, оставляя ощущение выстрела. Сердце бешено заколотилось, готовое выскочить из груди. Владимир взглянул на время – 23:49. Только один человек может позвонить ему в такое время. Только она… Парень схватил дрожащей от волнения рукой телефон. Да, это действительно она. Борясь с одолевавшими его противоречивыми чувствами, он тут же перезвонил. Послышались гудки, и сердце вторило этим протяжным, безразличным ко всему звукам. Мгновение. Еще мгновение. Еще и еще… Может, не нужно этого делать? Да, следует положить трубку. Немедленно. Но ему не хватило сил этого сделать.

 

Мгновение – и научное достижение с легкостью преодолело эти ничтожные 60 километров, разделяющие двух людей…

 

С волнением Оксана взяла телефон и наконец ответила:

— Алло.

— Привет, — приглушенно сказал Владимир.

Единственное, что Оксане нравилось в нем – это голос: очень мягкий, красивый. Такого голоса она больше нигде не слышала: обволакивающий, нежный, успокаивающий и усыпляющий.

— Почему ты так долго не звонил?

— Знаешь, я все понял, поэтому и не звонил.

— Что ты понял? – Девушка почувствовала, что сейчас ей наверняка придется поговорить с ним именно на ту самуютему, о которой она не один раз думала. Но почему именно сейчас?! Она не была к этому до конца готова.

— Что я тебе не нужен…

Повисло тяжелое молчание. Густой тягучей патокой потекли секунды, казавшиеся сейчас вечностью. В висках стучала кровь, а воздуха не хватало. К горлу девушки подкатился ком. По сути, он только что сказал правду.

— Я… Я давно хотела поговорить с тобой. Не по телефону… — дрожащим голосом начала она. – Понимаешь, я сама не знаю, что мне надо. Пробую себя в том, в этом, мечусь из стороны в сторону. Определенности нет.

— Наверно, это возраст такой – в 17 лет у многих так, — с печалью в голосе проговорил он.

— Может быть и возраст, — с каким-то бессильным отчаянием согласилась девушка.

 На том конце провода послышался тяжелый вздох, и опять повисла неприятная пауза, и опять мгновения потекли густыми липкими каплями. Часы отсчитывали секунды, и эхо в самой глубине сердца вторило этому безжалостному тиканью.

— Я никого не любил так сильно, — с болью сказал он. – И не полюблю. Ты удивительная девушка. Я никогда не встречал таких как ты. Что бы не случилось дальше, как бы не сложились дальнейшие события, но знаешь, я никогда тебя не забуду.

Девушка молчала. На глазах ее блестели слезы, готовые в любой миг пересечь бриллиантовыми полосами розовые щеки. Но она не испытывала к нему ничего, кроме жалости. Огромная жалость и больше ничего…

— Знаешь, — продолжал парень в неком смятении, — я не звонил тебе, но все это время я думал только о тебе, Оксана. Но эти мысли причиняют только боль, только страдания.

— Я не хочу тебе лгать. Я никогда никого не любила и не полюблю.

Да, это была правда. Всего лишь необъятная жалость. Она проклинала тот день, когда ей дали номер Владимира, и она с ним познакомилась. Она проклинала тот день, когда они впервые встретились. О да, она получила то, чего хотела: любовь до грани безумного обожания, рабского поклонения, сумасшедшего обожествления. Но придя к своей мечте, она не получила радости, а лишь страдания. «Мы в ответе за тех, кого приручили» — как-то сказал Маленький Принц. И эта фраза точила ее как червь, не давая покоя ни днем, ни ночью. Любовь дает счастье. Но только если ты сам любишь. Она не любила. «Ну почему сердцу нельзя приказывать?» – с отчаянием думала она.

— Я не предполагала, что все выйдет именно так, — как будто оправдываясь, продолжала она. – Это началось как игра, не более.

— Я тоже не предполагал. Пока не узнал тебя… Тыкак-то спрашивала про мой идеал девушки. Я не ответил тебе определенно, но теперь я с уверенностью скажу, что идеал девушки – это ты. Знаешь, я мечтал о такой девушке всю жизнь. Тыслышала о том, что в Полоцке возле Софийского собора есть камень, который может исполнить любое желание?

— Да.

— Я как-то был в Полоцке. Я не верил легенде, но все же загадал встретить свою любовь. Теперь я нашел ее. Но я просил только встречи и все. Наверно, неправильно просил, — парень с горечью усмехнулся.

Через несколько мгновений спросил:

— Скажи, Оксана, я тебе хоть чуть-чуть нравлюсь?

Опять повисла невыносимая тишина. Что она могла ему ответить? Оксана молчала. Что сказать? Да, он ей совершенно не нравился, но так и сказать ему об этом ей не хватало сил даже по телефону. Она утерла слезы и, стараясь не терять контроль над собой, стала говорить, переводя тему:

— Я тоже не так давно была в Полоцке. Может, и мое желание сбудется…

Оксан… — будто с неким укором сказал парень.

— Я не хочу тебе лгать, — поняв, что обойти эту тему ей не удастся, с трудом повторила девушка.

А потом с еще большим трудом добавила:

— Я тебя не люблю. И ты же это знаешь…

Помолчав еще немного, почти прошептала:

— Решай сам, нужно ли тебе это или нет.

Теперь вздохнул Владимир. Легко ли жить, когда все твои мысли не подчиняются тебе, а принадлежать кому-то другому? Легко смириться с сознанием того, что девушка, которую любишь больше жизни, никогда не будет твоей? Тяжело? Это всего лишь одно слово, а суть его знает только тот, кто сам это пережил. Пережить такое он не пожелал бы и врагу.

— Я и сам не знаю. С одной стороны я понимаю, что шансов у меня нет. А с другой… Для меня счастье даже просто говорить с тобой.

Оксана задержала дыхание, чтобы он не понял, что она плачет.

Владимир продолжал:

— Помнишь, тогда, когда Оля познакомилась со мной…

 

О да! Девушка прекрасно помнила этот случай. Сначала она попросила свою подругу познакомиться с ним, а потом сама приехала на встречу. Хотя, нужно отдать должное, Владимир не хотел знакомиться. Говорил, что есть девушка, которую он очень любит. Но Оля надавила на него, и он сдался. Наверно, наивно было полагать, что она получит от встречи удовольствие. Возвращаясь, она чувствовала раскаяние, а еще омерзение к самой себе. В тот день перед ней предстал человек раненый, человек разбитый изнутри. Тогда он впервые сказал ей, что любит ее…

Воспоминания закружились перед глазами… Она сидит на лавочке, ожидая поезд, а он молит о прощении. Он просит дать ему шанс. Она холодна и жестока, еще не чувствует ни жалости, ни сострадания, ни раскаяния, ни омерзения к себе – все эти чувства придут позже. А сейчас она всматривается вдаль, иногда молча, иногда коротко и односложно  отвечая.

Подходит поезд. Сейчас она уедет. Он провожает ее. Наверное, навсегда… Поезд трогается. Через стекло она видит, как фигура высокого, но ссутулившегося человека бредет прочь от вокзала, возникало ощущение, что это горе так пригибает его к земле. В наушниках на всю громкость играет музыка. Левый висок пронзает жгучая боль. Она опускает на глаза солнечные очки, прислоняется головой к холодному стеклу. В никуда уплывают один за другим разномастные дома. Мелькают деревья, аккуратные дачные поселки, мосты и реки. И вот начинаются ее муки. «Зачем?!» Человек – это не кукла, не собственность. И никто не имеет право с ним играть. А она пренебрегла этим законом жизни. Да какое она имела право врываться в его жизнь, ставить в ней все с ног на голову, кромсать ее на куски острым лезвием? НИ-КА-КО-ГО! Девушка-бритва: тронь – и кровь? А кому нужна эта кровь? За что она заставила страдать постороннего человека, не имевшего никакого отношения к ее мукам?

 

— … когда я шел, то заметил тебя. Тысидела ко мне спиной, и я подумал, что я уже настолько болен тобой, что даже в незнакомках вижу тебя. Хотя, с момента встречи с тобойя перестал видеть других девушек: к каждой я старался найти сходства. Знаешь, даже в тот миг я был рад встрече с тобой. Потом тыуехала, а мне казалось, что жизнь закончилась. И тут тыдаешь мне полшанса… И снова жизнь возвращается ко мне…

Парень немного помолчал.

— Я хочу попросить тебяоб одном: подари мне еще одну встречу, пусть даже последнюю.

— Хорошо, — прошептала она. – Мы встретимся с тобой, обещаю. Наверно, на этих выходных, пока точно не знаю, но постараюсь. Спокойной ночи.

— Спокойной ночи.

 

Экран мобильного телефона беспристрастно отобразил время разговора. Не глядя, Оксана захлопнула мобильник и бросила на плед. Обняла подушку и зарыдала. Ей вдруг вспомнилось ее любимое произведение «Гранатовый браслет». Может, и у ее ног сейчас лежит та самая настоящая любовь, что бывает один раз в несколько столетий?

 

Она знала, что будет последняя встреча. С розами, с прогулкой по весеннему парку, с его безумно влюбленным взглядом и ее бесконечным равнодушием и вместе с тем глубоким страданием. Она знала, что рано или поздно разрушит эту любовь. Она знала, что когда-нибудь уйдет из его жизни, оставив ему лишь пустоту и боль. Знала, но ничего не могла изменить. Да, он замечательный: добрый, умный, образованный, талантливый. Разбирается в искусстве. Пишет песни и стихи на английском. Владеет тремя языками. Дарит цветы. Боготворит ее. Но почему-то она никогда не сможет полюбить его… Загадка… Он хороший, но, быть может, слишком хороший для нее?...

 

Обсудить у себя 3
Комментарии (3)

Я потерял дар речи. Я не знаю, как выразить то, как меня поразило это произведение. Я восхищен. Иначе не сказать.

спасибо)) это полностью по реальным событиям произведение. разве что имена поменяла.

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: